revision-2017-03-27

Сергей Рыбиков: «Мы объединяем ресурсы для достижения общих задач»

Сергей Федотович Рыбиков известен своей страстью к миссионерскому труду, благовестию и росту церквей. Будучи ректором Донецкого Христианского Университета, он популяризировал и поощрял миссионерские устремления студентов. Сейчас Сергей Федотович является епископом Северо-Кавказской епархии ЕХМС, а также координатором Партнерства миссионерских церквей. В предлагаем интервью С.Ф. Рыбиков делится информацией о том, что же такое ПМЦ и чему оно может научить христиан, стремящихся к расширению благовестия.

— Сергей Федотович, как координатор ПМЦ, не могли бы Вы подробнее рассказать, что это такое и как появилась сама идея создания ПМЦ?

— Инициаторами создания Партнерства миссионерских церквей (ПМЦ) были Сергей Гуц, Геннадий Пшеничный и Александр Корнев. Это было приблизительно семь лет назад. Историю создания подробнее можно узнать у Сергея Гуца, тем более он сейчас в Киеве живет. Я в это время трудился в Украине, будучи ректором ДХУ, поэтому с началом данного движения не совсем знаком. Но в целом идея была такая: объединить разные евангельские церкви для сотрудничества в деле миссии. Т.е. усилить национальное миссионерское движение. Именно поэтому была избрана форма партнерства.

На данный момент в партнерство входит целый ряд объединений. Это группа церквей из Татарстана, возглавляемая Эдуардом Хамидуллиным. Также Евроазиатский колледж, находящийся в Казани, Кубанский евангельский христианский университет, Евангельский христианский миссионерский союз (ЕХМС), Ассоциация Миссионерских церквей евангельских христиан (АМЦЕХ). Незадолго до войны к партнерству присоединилась Ассоциация церквей «Свет Евангелия» с Павлом Минаевым с Востока Украины. Сейчас они участвуют в партнерстве лишь частично, в связи с объяснимыми препятствиями. Но стараемся поддерживать контакты. Ну и другие. Есть одна западная организация, которая не очень активна, больше наблюдает за деятельностью. Хотя они подписали партнерский договор. Это Христианский и Миссионерский Альянс (C&MA). В силу своих исторических контактов с ЕХМС, они подписали соглашение партнерства и мы их приглашаем на встречи.

У нас есть два уровня участия. Во-первых, это организации, которые подписали договор партнерства – полноценные участники ПМЦ. Это краткий договор, в котором мы соглашаемся сотрудничать на поле миссии, проявляем ко друг другу уважение, не вмешиваемся во внутренние дела организаций-партнеров, согласовываем какие-то совместные проекты, если есть такой интерес. В таких проектах могут участвовать не все участники партнерства. Могут быть две-три организации. Но обязательно какая-то одна организация берет на себя ответственность за предложенный проект. Остальные подключаются идеями и ресурсами: человеческими, финансовыми и т.п. Например, свежий проект, в Бургасе, Болгария, мы открываем евангельскую церковь. Это проект, за который несет ответственность ЕХМС, в частности непосредственно отвечает община из Севастополя, из которой туда направлен миссионер. Сергей Гуц и его община в Киеве поддерживает проект, выделяя ежемесячно некоторую сумму на поддержку миссионера. ЕХМС помимо финансов также краткосрочные миссионерские поездки организовывает, в частности, уже два детских лагеря провели в Бургасе. Но, естественно, зарубежные проекты достаточно дорогие, поэтому мы всегда рады, если кто-то еще подключится к данному проекту.

Во-вторых, другие евангельские церкви, которые интересуются деятельностью. Они могут принимать участие во встречах ПМЦ в качестве наблюдателей. В частности, несколько раз приезжали представители РС ЕХБ, участвовали во встречах. Мы не закрыты, если есть интерес для сотрудничества в деле благовестия. Конечно же, мы не всех подряд приглашаем, согласовываем участников. Обычно или кто-то из участников партнерства предлагает пригласить, поручаясь за человека, либо мы видим, что это интересный человек с кем стоило бы наладить контакты в деле миссии. Например, на последнюю встречу пригласили Давида Габриеляна от Андреевского движения. Возник взаимный интерес к сотрудничеству. Возможно, он также станет постоянным участником партнерства. Есть другие люди, с кем общаемся также. Поэтому мы открыты к сотрудничеству для дела Царства.

Партнерство миссионерских церквей направлено на организацию новых церквей. Это ключ нашего понимания, и он близок нашим церквям Евангельского христианского миссионерского союза (ЕХМС). Этой цели мы максимально придерживаемся, даже если бывают какие-то люфты. Но основная наша цель – миссия через открытие новых церквей. И в этом ключе мы и объединяемся.

Кроме того, есть организации, не состоящие в ПМЦ и не участвующие в наших встречах как наблюдатели. Это уже третья группа. Тем не менее, они знают о нас и иногда предлагают также совместные проекты.

ПМЦ – это не организация с жесткой структурой. В целом – это партнерские встречи, которые происходят, как правило, два раза в год в течение двух-трех дней. Все приезжают за свой счет, сами оплачиваем все расходы. Здесь нет каких-то западных денег. На встречах мы производим оценку деятельности, эффективности активных проектов, осмысливаем новые возможности, предлагаем проекты. Например, мы несколько лет только размышляли об организации церкви в Воронеже. Город-миллионник, а евангельских церквей немного. Лишь через несколько лет смогли организовать проект, Петр Пасека переехал в Воронеж и начал работу над организацией общины. Это также партнерский проект. АМЦЕХ, конечно же, задействован, церковь «Надежда» из Майкопа (пастор А. Корнев) от ЕХМС поддерживает. Возможно, еще какие-то церкви задействованы. Это гибкая форма сотрудничества, особенно для крупных проектов.

Церковь в Киеве, над взращиванием которой трудится Сергей Гуц – это тоже партнерский проект. Он получил это призвание переехать. ЕХМС, АМЦЕХ и другие участвуют в поддержке этого проекта. Мы стараемся прозрачно друг перед другом держать финансовые вопросы, хотя не требуем все источники друг другу показывать. Знаем, например, что в этом проекте однократно из братства независимых церквей ЕХБ была помощь, хотя они не часть ПМЦ, – это нормальный путь сотрудничества. Мы осознано отказываемся от жесткой структуры в ПМЦ.

Партнерство позволяет, прежде всего, реализовать проекты, которые в одиночку потянуть сложно. Вместе легче консолидировать имеющиеся ресурсы и направить их на достижение совместных целей. Такие проекты как в Киеве, в Индии, в Болгарии, в Абхазии, в Армении – в одиночку их было бы сложно осуществить. Сейчас больше 10 стран, где мы работаем, помимо России. Понемногу пытаемся работать на Востоке Украины. Это сложный регион, но пытаемся в партнерстве также сотрудничать.

Поэтому, если говорить о Партнерстве, то в названии заложена сама суть. Это именно партнерство, а не организационная структура. Каждый участник Партнерства свободен и независим, но мы кооперируемся для достижения поставленных целей. Наши ценности в Партнерстве: взаимное уважение друг друга, невмешательство во внутренние дела, поддержка общих целей. Партнерство миссионерское, поэтому главная цель, вокруг которой мы объединены – миссия. Ну и, хотя у нас есть и учебные заведения, ЕАК и КЕХУ, но партнерство, прежде всего, объединяет церкви или церковные союзы.

— Попутно такой вопрос возникает: возможные трения на поле миссии решаются каким образом? Это взаимное информирование, договоры или еще какие-то формы взаимодействия?

— Да, прежде всего это информационное поле. Сейчас я стремлюсь усилить координацию в этой сфере. Своевременная и полная информация сглаживает значительное количество потенциальных углов в сотрудничестве. Как координатор я вижу своей задачей сделать взаимное информирование наиболее простым и доступным. Есть ряд наработок, которые я на ближайшей встрече в апреле хочу предложить. Правда, я не знаю, подтвердят ли мои полномочия, или выберут другого координатора. Раз в год на наших встречах проходят выборы координатора ПМЦ.

Для нас важно, чтобы главным оставалась миссионерская цель. Иногда, чисто по-человечески, может возникнуть желание у кого-то сказать, что тот или иной проект – исключительно наш, своего рода конкуренция такая. Но при своевременном информировании, согласовании с общей целью такие элементы устраняются и достигается согласие для осуществления большой общей задачи.

— На Ваш взгляд координатора ПМЦ, возможно ли моделирование такой идеи, как ПМЦ, и перенесение ее в другие регионы. Например, в Среднюю Азию, чтобы евангельские деноминации согласованно между собой работали. Насколько эта модель практична?

— Я считаю да, это возможно. Мы не разочарованы в этом опыте, и лишь больше его нарабатываем и в нем можно и дальше двигаться. Насколько широко этот опыт можно распространить – это уже другой вопрос. У нас, например, Партнерство включает только евангельские церкви, исключая пятидесятников/харизматов. Т.е. евангельские христиане, баптисты и другие родственные деноминации. Хотя у нас в договоре не прописано, что харизматическим церквям нельзя участвовать, но, если бы таковы захотели, мы, скорее всего, им отказали бы.

В контексте Средней Азии или других регионов, нужно было бы учитывать местный контекст и культуру. Там есть национальные общины, например корейские пресвитерианские церкви, у которых есть свои нюансы. Но в целом это вполне рабочая схема. Во многом все зависит от ключевых людей, которые захотели бы выступить инициаторами такого партнерства. Насколько они будут инициативны, последовательны. Насколько будут способны отделить главное от второстепенного и держаться главного.

Тут нужно помнить, что в партнерстве нет такого мотива, как дележка западных денег, поскольку все осуществляется за свой счет. Хочешь создать партнерство – будь готов тратить личные деньги. Я на встречи партнерства за свою зарплату еду. Точно также и другие. Поэтому в партнерстве устраняется элемент борьбы за ресурсы, т.к. сторонних ресурсов нет. Наоборот, мы объединяем наши ресурсы для достижения общих задач. У кого-то есть идея, у кого-то люди, у кого-то финансы, там транспорт, там команда, там кукольный театр, образовательная программа. Это все мы объединяем и достигаем поставленных задач.

Беседовал: Андрей Мелешко

Исследовательская инициатива Re-Vision

Mission Eurasia

Поделиться Новостью